Мотивация террориста
Страница 5

Немалую роль играют традиции, обычаи, вся история данного народа или данной религии, их психология, их приверженность к тем либо иным формам поведения. Почти всегда идеологию и психологию нации, как известно, в значительной мере определяет религия. Психоанализ связывает неодолимое влечение к смерти с самым ранним этапом психического развития, который приходится на первые год-два жизни. Его называют предэдипальной фазой, поскольку он предшествует появлению открытого З.Фрейдом комплекса Эдипа. На этом этапе младенец неотделим от матери, он к ней абсолютно, полностью привязан и его отделение от нее для ребенка катастрофично. В последнем случае, как отмечают многие психоаналитики (например, А.И. Белкин), в своем бессознательном он навсегда останется в плену мучительных, с трудом поддающихся расшифровке переживаний, связанных с тоской по невозвратному состоянию полной взаимной принадлежности и желанием воспроизвести ситуацию новорожденного, еще лучше — нерожденного, связанного с матерью пуповиной. Родиться обратно, желанием «не быть». О влечении к небытию и смерти нередко можно услышать от убийц, многих из которых властно влечет к себе смерть. Вот что говорил мне обвиняемый в пяти убийствах: «Смерть — это когда исчезает фактор времени. Она мне интересна, я бы ее исследовал, но у меня сейчас нет наркотиков, а то бы я их принимал и приближался к смерти. Ребенок в утробе матери ведь не понимает, что он родится, а то бы он отказался это сделать. В утробе хорошо, его там кормят, там тепло. Жизнь выталкивает в другую жизнь, где нет времени. Жизнь вне утробы есть смерть. Я помогал смерти. Мне помогало зло, и мне с ним было хорошо. Мне страшно без зла, кто я, в сущности, без него? Я хотел бы вернуться в детство, но не в утробу, потому что с сознанием там невозможно быть. Если бы меня лишили сознания, я бы согласился уйти в утробу. Мне сознание, угрызения совести и переживания ни к чему. Нужен покой. Мне хорошо и в тюремной камере, не нужно бояться, светло, снаружи охранник. Хочу ли я на свободу? А кто меня будет охранять, кто будет кормить. Хорошо, чтобы о тебе забыли». В этих весьма образных, даже афористических высказываниях молодого полуграмотного человека («Смерть — это когда исчезает фактор времени» — великолепно!) вполне отчетливо звучит влечение к смерти, небытию, стремление вернуться в безопасное материнское лоно и вместе с тем страх перед жизнью. Но ведь смерть это безопасное лоно, в которое можно спрятаться от этой пугающей и непонятной жизни. А.И. Белкин внимательно проанализировал изданную в 20-х годах книгу «Последние слова казненных» — о наиболее ярких персонажах добольшевистского этапа русской революции. Желябов, Перовская, Ульянов, Каляев — их речи на суде, переданные из тюрьмы предсмертные записки. В каждой из них есть упоминание о матери: видно, какое огромное место занимает она в мыслях, когда человек спешит высказать самое главное. Но это не та реальная женщина, которая страдает и будет еще более жестоко страдать после исполнения приговора, о которой нужно подумать и позаботиться. Иногда даже было непонятно, жива ли она вообще, эта мама, или присутствует только в воспоминаниях. www.solidbanking.ru

В любом случае это скорее символический образ, лишенный конкретных земных черт, но обладающий огромной внутренней силой. И легко прослеживается, как он плавно перетекает в другой, еще более объемный и значительный — образ страны, земли, родины. Она несчастна, оскорблена, поругана; ей не на кого больше рассчитывать, кроме меня; тем, что я делаю, — ее защищаю, спасаю; ей не придется больше плакать.

Террористы-одиночки встречаются относительно редко, чаще террористы объединяются в группы, в которых весьма велика роль лидера. Это можно наблюдать в религиозных и сектантских образованиях, причастных к террору, например, в «АУМ Синрике». Если это террор государства, то его лидер (вождь) обладает неограниченной властью, он организует и направляет весь государственный террор. Все движения в группе, даже гигантской, социально-психологическое взаимодействие в ее руководящем ядре, внутренняя иерархия в нем зависят от его воли. Власть его не только абсолютна, от него ждут чуда и он сам верит в свои магические способности, как это было с Гитлером и Сталиным, а поклонение такому идолу не знает границ. Поэтому есть все основания считать, что тоталитарный лидер есть прямой психологический наследник первобытного Отца-бога-вождя-мага, мудрого, справедливого, заботливого, хотя и жестокого предводителя и покровителя древней орды. Магическими свойствами наделяют и лидеров сектантских террористических организаций, того же «АУМ Синрике». Тщательная конспирация террористических групп и постоянные ощущения враждебности среды определяют строгую дисциплину ее членов, жесткую и четкую иерархию и распределение ролей, безусловное подчинение приказам и общим решениям. Психологическая взаимосвязь участников подобных групп очень велика, что не может не влиять на сами мотивы и процесс мотивации. Выражается это, например, в конформном подчинении группе и стремлении утвердить себя в ее глазах, т.е. на социально-психологическом уровне. Сказанное не исчерпывает психологических характеристик терроризма, оказывающих влияние на формирование и реализацию мотивов. Террористам, как и другим наиболее опасным насильственным преступникам, свойствен отказ от общечеловеческих ценностей, высокий уровень агрессивности и жестокости, убежденность в своей исключительной правоте и, конечно, полное отсутствие сопереживания жертвам. Потерпевшие, особенно если их много, как бы не имеют человеческого лица, это размытая масса, лишь очень смутно напоминающая людскую. В то же время террористы очень стремятся к манифестации, огласке своих действий, после нападения обычно заявляют, что именно ими был совершен террористический акт. Это напрямую тоже связано с устрашением, являющимся наиболее существенным элементом терроризма. Названное стремление указывает и на то, что среди террористов, в том числе террористов-исполнителей, много истеричных личностей, часто за рамками психической нормы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Проблема творческого мышления в психологии
Мышление как процесс интеллектуальной деятельности имеет сложное строение, зависящее от множества факторов, учитывая которые, необходимо развивать творческую составляющую интеллектуальных способностей. Индивидуальные достижения, в том числе и творческие, определяются уровнем общего интеллекта, т.е. высокий интеллект является необходимы ...

Проблема воображения и творческого мышления в психологии. Воображение как психический процесс
Воображение, как психический процесс, традиционно связывается с творческой деятельностью, понимаемой как созидание нового, оригинального. Сущность творческой деятельности у И. Канта воплощается в формах продуктивного воображения. Отдельные способности не носят, согласно Канту, творческого характера. Только синтетическое единство созерца ...

Выводы
Воображение, как психический процесс, традиционно связывается с творческой деятельностью, понимаемой как созидание нового, оригинального Воображение, считает также С.Л.Рубинштейн, связано с нашей способностью и необходимостью творить новое. Деятельность воображения как психический процесс обеспечивает создание новых образов на основе п ...