Особенности нашего мышления[37]
Страница 2

Технология мышления » Особенности нашего мышления[37]

После такого ответа ребенок уточнит классификацию нового для него предмета – это такой красивый, блестящий и высокий чайник, в котором мама варит горький кофе для папы и сладкое, вкусное какао для него. Но играть с ним нельзя – он горячий . Из всего многообразия вопросов ребенку потребовалось всего четыре или пять, что бы уяснить для себя назначение незнакомой вещи. www.solidbanking.ru

Любопытно, но именно с вопросов “что это?”, “кто это?” и ответов на них начинается изучение родного или иностранного языка и в жизни, и в школе. С этих же вопросов человек (ребенок или взрослый) начинает, когда ему что-либо не ясно. Это важнейшие стереотипные вопросы, которые в “обойме главных вопросов” стоят на первом месте, причем нет никакой уверенности, что это стереотипы только интеллектуального сознания. Сравните: когда собака обнюхивает ранее незнакомую ей пищу, например, кусочек творожной запеканки, то она пытается ответить для себя сначала на тот же самый общий вопрос “что это?”. (Обычная подоплека вопроса: “пища ли это?”) Если она посчитает что это пища – а она именно так и посчитает, сравнив запахи со своими врожденными знаниями о пище – то она перейдет к другому важному для нее вопросу: “съедобна ли эта пища?”

Второй важный момент. Когда ребенок в возрасте “от двух до пяти” лет начинает засыпать взрослых своими бесконечными “почему?”, он хотя и руководствуется своим интеллектом, но уровень интеллектуального сознания у него еще только-только начинает формироваться. Однако даже этих, более чем скромных способностей интеллекта с избытком хватает, чтобы поставить в тупик многоопытных взрослых. И далеко не всегда мы можем вразумительно ответить на неожиданные, наивные, а порой и просто дурацкие, с нашей точки зрения, детские вопросы. (“А собачка потому не кошка, что не царапается? А паровозик утром ест манную кашу? А солнышко ночью тоже спит в кроватке? И т. д. и т. п.) Нетрудно заметить за такими вопросами сложную работу детского сознания по осмыслению (пониманию) причинно-следственных связей реального внешнего мира. Но этих связей оказывается слишком много для ребенка, слишком многого он еще не знает и не понимает, поэтому и обращается к взрослым за разъяснениями. В какой-то мере, здесь можно усмотреть отдаленную аналогию взаимоотношений эмоционального сознания (ребенок) и интеллекта (взрослый человек). И точно так же ребенок, хотя и находится в прямой зависимости от родителей, нередко своевольничает, капризничает или даже “бунтует”, отказываясь вести себя так, как от него требуют, а то и, вообще, подчиняться.[39]

Любой вопрос ребенка, даже самый дурацкий, показывает, что с какой-то задачей по осмыслению (пониманию) явления, предмета или проблемы он не справился полностью или частично. Он либо не понял чего-нибудь, либо понял, но не уверен в правильности самостоятельных логических выводов и хочет получить подтверждение этих своих выводов от высшей в его понимании инстанции – от взрослых, которые все знают.

Как уже было отмечено ранее, здесь просматривается аналогия с ситуацией, когда эмоциональное сознание обращается за помощью к интеллекту в непонятных или сложных случаях, хотя работа эмоционального сознания вопросами обычно “не озвучивается”. Сравните: если человек в темной комнате налетает на стул и больно ударяется коленом, то обычно совершенно непроизвольно вырываются такие “конструктивные предложения” по этому поводу: “Вот дьявол!”, “Какого черта?!”, “Блин!”, а также “Ой!”, Ай!” и “выражения покрепче”. Все эти выражения и междометия являются очень устойчивыми стереотипами речевого поведения. Вопрос только в том, чьи это стереотипы, эмоционального или интеллектуального уровня сознания? Ведь основные знания родного языка закладываются в раннем детстве, и именно эмоциональный уровень сознания играет в этом процессе важнейшую роль. Вспомните такой чрезвычайно устойчивый детский стереотип речевого поведения: “на фиг надо (не надо)!” и производные от него – “фиг тебе (вам)”, “фигня”, “иди на фиг!” . Эти стереотипы с удивительным постоянством присутствуют в речи детей, особенно при общении со сверстниками. С возрастом они начинают вытесняться аналогичными по смыслу речевыми стереотипами, свойственными уже взрослым, наиболее “литературные” из которых следующие: “на хрен надо (не надо)!”, “хрен тебе!”, “хреновина”, “иди на хрен!” и т.п. То есть происходит не замена детского стереотипа, а всего лишь изменение его внешней формы . Как бы там ни было, но именно поведение детей в возрасте до пяти лет, приоткрывает завесу над многочисленными тайнами человеческого сознания, в том числе и таких, как взаимоотношения разных уровней сознания, а также стадии развития и становления сознания человека.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Образование специалиста инженера-проектировщика аэродромов
Эффективный специалист в области инженерии и проектировании аэродромов должен иметь высшее образование[28]. Такое образование можно получить не во многих ВУЗ страны, некоторые из них: Московский государственный автомобильно-дорожный институт (МАДИ) Воронежский военный авиационный инженерный университет (ВВАИУ) Московский энергетичес ...

Структура межличностных отношений в группах младших школьников.
Важным вопросом при изучении характеристики внутригрупповых взаимоот­ношений как детей младшего школьного возраста, так и не только их является выявление непосредственно самой структуры таких отношений, их содержания. Это можно осу­ществить исходя из анализа социальной ситуации развития группы. В детских группах могут быть выделены ф ...

Культурно-историческая психология
Люсьен Леви-Брюль, используя этнографический материал, развил тезис об особом типе "первобытного" мышления, которое отлично от мышления цивилизованного человека. Пьер Жане еще более углубил принцип социальной детерминации, предположив, что внешние отношения между людьми постепенно превращаются в особенности строения индивидуа ...