Резервы нашего сознания
Страница 4

Технология мышления » Резервы нашего сознания

Как гений чистой красоты .

Этим удивительным строчкам почти двести лет и дай бог, если в следующие двести лет родится Поэт, который сможет достичь такой же глубины чувств в столь гениально простом и безупречном по форме стихотворении. От другого величайшего поэта, Шекспира – Пушкина отделяет почти два века: видимо такие гении рождаются даже реже, чем раз в сто лет. ua.musictext.net

Трудно сказать, что так сильно повлияло на графа Огинского, когда он писал свой знаменитый полонез “Прощание с родиной” (1794 г.), но в нем звучит такая невыразимая словами тоска, боль и отчаяние, что и теперь, два века спустя, невозможно без внутренней дрожи слушать его бессмертный полонез – он проникает в самую глубину сердца и вызывает бурю эмоций. Совершенно очевидно, что написать вещь такого уровня на заказ невозможно: в этом музыкальном произведении Огинского продолжает жить частица его души, его чувств, желаний и стремлений. Это отчаянный крик одинокой души, разрываемой горем и болью на части, который, уж бог знает каким образом, удалось выразить в музыке.

Если попытки разобраться с эмоциями и желаниями других людей (правильнее – с причинами этих эмоций, желаний или стремлений) практически обречены на неудачу – известно ведь, что и со своими собственными эмоциями разобраться не просто, “чужая же душа – потемки” – то с интеллектом дела обстоят несколько лучше. В некоторых случаях можно восстановить ход размышлений, общую схему работы мысли. Сам феномен открытия, естественно, связан с феноменом сознания человека и в первую очередь, с уникальной способностью человека находить новые алгоритмы решений, которых не было в предыдущем опыте, но которые он сумел самостоятельно найти, опираясь на имеющиеся знания и выделяя (т.е. понимая) из множества других только некоторые, но важные причинно-следственные связи реального мира, которые не всегда и не всем видны.

Если человеку удастся даже чисто умозрительно (на уровне рассуждений и умозаключений) выделить некоторые реально существующие связи из бесконечного множества таких связей реального мира, которые и обуславливают целостность нашего мира, и если до этого никто этих связей не выделял, хотя и видел, то человек придет к выводам, суть которых – открытие. Именно таким способом были открыты все известные законы Природы, включая и те, что были открыты “случайно”, и не суть важно – много было экспериментов, мало или их вообще не было. Эксперименты нужны для того, чтобы найти реальные и объективные доказательства новой идеи, для того, чтобы внести уточнения в характер найденной, вновь открытой закономерности. Научные опыты не ставятся “просто так”, “от нечего делать” или “наобум” – им всегда предшествует уже осознанная или не совсем осознанная, на уровне смутных догадок, предположений, гипотез, но идея, то есть мысль, логическим образом связывающая два или более факта, события, явления . И хотя случались, конечно, в истории науки так называемые “случайные” открытия – когда стремились открыть одно, а открывали совсем другое (таким способом, например, был повторно открыт алхимиками Средневековья порох и многие другие вещества). Однако это говорит лишь об ошибках в расчетах и, видимо, потребовалась не одна сотня уже вполне целенаправленных экспериментов, чтобы довести пропорцию исходных веществ того же пороха до оптимального соотношения, которое и явилось открытием, имевшим большое практическое значение.

Чтобы пояснить вышесказанное, достаточно вспомнить историю одного открытия, где обычно неуловимый момент перехода от известного и обыденного к неизвестному и удивительному предстает достаточно зримо, как момент гениального озарения. Тысячи лет люди наблюдали, как падают с высоты различные предметы, и все эти тысячи лет они были твердо убеждены в том, что тяжелые предметы падают быстрее, а легкие – медленнее. Галилео Галилей тоже бросал различные предметы с высокой башни и наблюдал за их падением. Однако он пришел к совершенно парадоксальному (с точки зрения обыденного и очевидного опыта людей) выводу: все тела должны падать одинаково быстро. Причина, по которой одни предметы падают медленнее других, есть не вес этих предметов, а воздух, который мешает падению. Но оказалось, что понять этого мало – гораздо труднее доказать это всем остальным людям. И Галилей нашел такой простой и остроумный способ: он поместил в длинную стеклянную трубку свинцовую дробину и легкое перышко, а воздух из трубки откачал, чтобы он не мешал свободному падению. И только тогда стало очевидно, что и тяжелый свинец, и невесомое перо падают одинаково быстро . Но ведь Галилей пришел к этому выводу раньше, еще до изготовления специального демонстрационного прибора, и пришел именно путем умозаключений! Ведь любое массивное тело можно разделить на сколь угодно мелкие части, и если эти части будут падать с одной скоростью (правильнее – ускорением), то почему в сумме (если их снова соединить между собой) они должны падать с другой скоростью? Вот этот вопрос и был моментом гениального озарения Галилео Галилея, ответ же на него стал великим открытием.[45]

Страницы: 1 2 3 4 5


Доминирование непроизвольной памяти в детском возрасте
Память в дошкольном возрасте, по представлению В.С. Мухиной, носит преимущественно непроизвольный характер. Это значит, что ребенок чаще всего не ставит перед собой осознанных целей что-либо запомнить. Запоминание и припоминание происходят независимо от его воли и сознания. Они осуществляются в деятельности и зависят от ее характера. Ре ...

Результаты исследования.
Для расчётов возможно использование компьютерных программ обработки данных Microsoft Excel, Statistical. Однако, в данных условиях, при столь незначительных объёмах данных, можно было рассчитать с использованием четырёх действий арифметики. Протоколы тестирования представляли собой рабочие тетради, с предназначенными «пустографками» в ...

Идеалистическое учение Сократа и Платона
Сократ: познай самого себя . Сын ваятеля и акушерки, он, получив общее для афинян того времени образование, стал философом, обсуждавшим проблемы теории познания, этики, политики, педагогики с любым человеком, согласившимся отвечать на его вопросы в любом месте – на улице, на рыночной площади, в любое время. Сократ, в отличие от софистов ...