Образы и их смысловые понятия
Страница 5

Технология мышления » Образы и их смысловые понятия

Здесь также возникает аналогия с поведением животных (млекопитающих) – большую часть смысловых понятий (образов) они тоже получают в своем раннем детстве. Сравните: кошка специально приносит своим котятам задушенных, а потом и полуживых мышей, чтобы показать им как выглядит в действительности их естественная пища, хотя такие знания у котят наверняка есть в наследственной памяти в виде зрительных, обонятельных, осязательных, вкусовых и слуховых образов. Точно так же, как есть в их базовой памяти и общий логический образ их самих. По этой причине кошки без труда отличают (на расстоянии) себе подобных от других видов животных, а собственное отражение в зеркале они воспринимают довольно спокойно и понимают, что это их собственное отражение, а не другая реальная кошка.

Типично и поведение животных, если они что-то не понимают или сомневаются в чем-то. Они, так же как и люди, переходят от анализа зрительных образов к полномасштабным сравнениям конкретных, реальных образов объекта со своими врожденными или приобретенными образами, хранящимися в их памяти. Они начинают исследовать незнакомый или непонятный объект, обнюхивать его, трогать лапами, пробовать на вкус .

Вышеприведенный пример с восприятием смысловых образов в виде бесспорных аксиом, усвоенных еще с молоком матери и в более поздних периодах жизни ребенка, подростка, взрослого человека, недвусмысленно указывает на то, что именно наш чувственный опыт лежит в основе всей нашей сложной системы знаний, стереотипов понимания и поведения. И именно к этим базовым знаниям мы обращаемся, когда нужно объяснить себе или другим какие-то более сложные, более абстрактные или чисто умозрительные понятия. На этой же особенности нашего сознания основан широко распространенный прием объяснения сложных понятий через простые, а также приведение в виде иллюстраций к таким объяснениям конкретных примеров, сравнений, рисунков или аналогий. Если же идти от противного и предположить, что любые наши образы и их понятия недостоверны, неочевидны и нуждаются в строгих доказательствах, то мы придем к абсурдной ситуации, и вся наша довольно стройная система знаний рухнет в один момент. Очень быстро в ходе такого “эксперимента” мы запутаемся в обоснованиях и доказательствах[61], ибо они будут не объяснять реально существующий мир, а умножать вопросы типа: “А откуда это известно?”, “Кто это смог доказать и каким образом?”, “Почему я этому должен верить на слово?” и т.п.

Очень хорошо этот момент иллюстрирует геометрия Евклида (та самая, которую мы изучали в школе) – в ее основе лежат всего пять аксиом[62], которые были приняты без доказательств, как очевидные и не нуждающиеся в таких доказательствах. На основе этих пяти аксиом построена вся геометрия с ее многочисленными логическими построениями, выводами, леммами и теоремами. Если же подвергнуть сомнению хотя бы одну исходную аксиому, то в итоге мы получим уже не геометрию Евклида, а какую-то другую, например, геометрию Лобачевского, в которой параллельные прямые пересекаются, а сумма углов в треугольнике не равна двум прямым углам . То же самое можно сказать и о других областях знания, основанных на многократно проверенном опыте и логических выводах из него, в отличии, например, от оккультных “наук” (эзотерическое знание), которые вообще никакими обоснованиями или доказательствами себя не утруждают.

Подобный подход, когда всё и вся подвергается сомнениям, часто – надуманным, типичен для философии. Это едва ли не единственная область знания, где существует столь сильное расхождение во взглядах даже по поводу основополагающих вопросов или проблем, мнения по этим вопросам нередко полярны, а выводы – взаимоисключающи. Нужно, конечно, отдать должное пытливому и критическому уму мыслителей-философов, однако когда начинает подвергать деструктивным сомнениям самый что ни на есть очевидный и миллиарды (!) раз проверенный опыт людей, то такой подход не объясняет Природы, а только порождает массу казуистических и принципиально неразрешимых проблем. Например, если всерьез подвергается сомнению сам факт существования реального объекта (предмета, явления, мира) и считается, что этот объект существует только лишь в ощущениях (сознании) человека, а вовсе не на самом деле, и то лишь в виде его субъективного, сугубо личного и индивидуального восприятия, то тем самым мы лишаемся тех необходимых аксиом, основ нашего знания и мироощущения, без которых весь мир превращается в хаос. Квинтэссенция такого подхода может быть выражена известным афоризмом Сократа: “Я знаю, что ничего не знаю”. Парадокс этого афоризма в том, что он изначально содержит в себе взаимоисключающие выводы:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Развитие психометрики и физиологии органов чувств в 19 веке. Ф. Дондерс, И. Мюллер, Г. Гельмгольц
Физиология становится экспериментальной дисциплиной приблизительно в 30-х гг. XIX в., главным образом, под влиянием работ немецкого физиолога Иоганнеса Мюллера. Мюллер сформулировал принцип “специфической энергии органов чувств”: возбуждение определенного нерва всегда вызывает характерной ощущение, потому что в каждом рецепторном отделе ...

Сводка всех основных методов психологии труда в обобщенном виде.
В данной работе представлены два основных раздела методов (см. схему 1): целенаправленное изучение закономерностей протекания профессиональной деятельности в естественных условиях (А.) и целенаправленное изучение организации условий и способов выполнения профессиональной деятельности (Б). Между этими двумя разделами методов располагаетс ...

Психологические учения 17 века. Т. Гоббс, Дж. Локк, Г. Лейбниц
Крупнейшим английским мыслителем XVII ст., объединившим эмпирический метод Ф.Бэкона с картезианским рационализмом, преодолевшим дуализм Декарта и придавшим материалистическому направлению механистическую форму был Т.Гоббс (1588 – 1679). Будучи противником теории двойственной истины, Т.Гоббс утверждал, что истина может быть только одна, ...